О проекте

Диалектом называют языковую систему, которая служит средством общения небольшой территориально замкнутой группы людей, обычно – жителей одного или нескольких населенных пунктов. В этом значении термин «диалект» синонимичен русскому термину «говор». Изучение диалектного материала в экспедициях или исследования диалектных черт в памятниках письменности — особый род лингвистики, наука, которая помогает понять действующие закономерности и историю развития языка называется диалектологией.

Специалисты по русской диалектологии утверждают, что основное формирование уральских диалектов можно отнести к периоду ХVI в. Различные исторические факторы, а также языковые процессы в лексико-семантических системах говоров территории повлияли на формирование диалекта. К этим факторам можно отнести следующие:

  1. Появление на территории Урала русских переселенцев Европейской части России;
  2. Взаимодействие русского уральского социума с аборигенами края (татарами, башкирами и другими этносами);
  3. Миграция внутри региона;
  4. Новые условия жизни (род занятий, сложившиеся традиции, обычаи и т. д.).

Перечисленные факторы нашли отражение в репрезентации окружающего мира благодаря словарному составу языка. Поэтому диалектную лексику уральской территории можно рассматривать как один из источников информации об истории региона и его жителей. Также, нужно понимать, что Южноуральский говор – это говор горнозаводской зоны Южного Урала, на котором говорили крепостные рудников, медеплавильных заводов, мастера по резке камня и обработке самоцветов.

Высушенные половинки плодов абрикоса без косточки (Урюк)

Особенностью южноуральского говора является и то, что в него активно входили слова исконного населения Урала – башкир и татар. Можно с уверенностью сказать, что диалектное уральское слово «айда» в значении «пойдем!» понимают на всей территории России, а также слова «бабай», «башка», «ни бельмеса», «бешбармак», «бирка», «каракули», «лафа», «урюк» и другие.

Характерной чертой обиходной речи большинства жителей Южного Урала является быстрота произношения, скорость которой превышает 150 слов в минуту. Это происходит за счет редукции гласных. Особой интонацией в разговорной речи отмечаются совпадающие повествовательные и вопросительные высказывания, заменяющий утверждения сомнения («Я пошла-а?», «Я позва-ал?»), растягивающиеся конечными гласными при обращении («Зинаида Иванна-а», «Мария Петровна-а!»).

Жителей Южного Урала отличает характерная лексика. Например, в речи челябинцев присутствует ряд особенностей:

  • Челябинская государственная районная электростанция (ЧГРЭС)

    городские районы именуют инициальными аббревиатурами по образующим их заводам: АМЗ, ЧГРЭС, КБС, ЧМЗ, ЧТЗ, ЧЭМК.

  • сокращение собственных наименований активна и в других случаях: Дворец культуры железнодорожников – «ДэКаЖэДэ», Торговый центр – «ТэЦэ», ресторан «Уральские пельмени» – «УПИ».
  • в каждом районе – свои наименования.

Северо-западный район в городе Челябинск (Северок)

Например, магазины: «Башня», «Косой», «Дубовский», «Молодёжка» (универмаг «Молодёжная мода») – отражают архитектурные особенности зданий и разговорную усеченную форму аббревиации; городские ориентиры: «Площадь» (пл. Революции), «Проспект» (пр. Ленина), «Металлургов» (Шоссе Металлургов), «Машинка» (ул. Машиностроителей), «Северок» (Северо-Запад).

«Городом» в повседневной речи именуется его центральная часть, и жители окраинных районов («кабээсники», «чээмзэшники», «четэзовцы») ездят в «город» для покупок и развлечений.

Языковой среде Челябинска свойственны слова, отражающие городской быт: «третий», «седьмой», «восьмой» (маршруты); «талон», «проездной», «пенсионное» (документы на проезд); «полуторка» (однокомнатная квартира), «стекляшка», «пяти-, шести-, одиннадцатиэтажка» (о зданиях); «крытый», «восточный», «китайский» (рынки); покупать-продавать «на пятачке», «на перекрёстке» (торговые точки).

Белый формовой хлеб (Булка)

В обыденной речи горожан можно отметить употребление слов в ином значении, чем в литературном языке. В словарях современного русского языка значения слов «булка» и «буханка» разграничены: «буханка» – формовой, обычно черный хлеб; «булка» – хлебец из белой муки. В Челябинске слово «булка» используется для обозначения как белого, так и черного хлеба: «Мне булку чёрного и две булки белого».


Лепешка, запеченная со сметаной (Шаньга)

Интересно, что в речи челябинцев присутствуют слова-регионализмы, свойственные исключительно уральцам: «вехотка» (мочалка), «враз» (сразу), «галить» (выполнять роль ведущего в детской подвижной игре), «навяливать» (навязывать), «ни в коем разе» (ни в коем случае), «обабок» (подберезовик), «сидеть голодом» (голодать), «шаньга» (лепешка, запеченная со сметаной), «шоркать» (тереть с целью вычистить, вымыть) и другие.

Важно отметить, что несмотря на специфические черты произношения и словоупотребления, свойственные всем челябинцам, городская речь неоднородна. Для официального общения используется строго нормированный литературный язык. Речь бытового общения горожан можно подразделить на разговорный вариант литературного языка (обычно речь интеллигенции), просторечие, социальные и профессиональные жаргоны.

Просторечными являются образования: «с ночевой» вместо «с ночёвкой», «засоня» вместо «соня», «начистовую» вместо «начистую», «голодовать» вместо «голодать», «внаклонку» вместо «внаклон». Просторечный оттенок придает речи использование «чё» вместо «что», утвердительной частицы «ну», побудительной частицы «айда» («айдате»), частицы «дак» с общим усилительно-выделительным значением, родительного падежа местоимения «что» вместо винительного («Чего сделал? Чего купил? Чего помножаешь на чего?») и многие другие.

Таким образом, уральская лексика является зеркалом истории края: она содержит информацию о коренных жителях края, свидетельствует о русских переселенцах в разные периоды заселения Урала русскими людьми, о их занятиях и промыслах, об особенностях природы и характера местности, а также заключает информацию об интересных событиях жизни Южного Урала.

Пришли когда-то люди на Урал

 Пришли когда-то люди на Урал,
Суровый, необжитый и пустынный,
Чтоб кладовые отыскать в его глубинах,
Чтоб драгоценный добывать металл.

Пришли, обосновались, потеснив
Киргиз-кайсаков на степном просторе,
В долинах рек — кочевников-башкир. И вскоре
Ростки культуры новой проросли.

Здесь по тайге хозяйничал медведь:
Он равного себе не знал по силам.
Но человек, умом земную твердь осилив,
Извлек из недр железо, уголь, медь.

Рождались постепенно города,
В заводах отливали пушки, ядра.
Но все это для нужд военного театра
Затрат большого стоило труда.

По рекам баржи вверх и вниз ползли,
Лишь кое-где пыхтели пароходы;
И в сторону столиц продукцию заводов
При черепашьей скорости везли.

А за Уралом разводили скот,
Растили хлеб — земля плоды давала.
Зерном, пушниной, чаем, маслом торговали,
И, в общем, летом жили без невзгод.

Когда ж зима являлась на порог,
Все пешие тропинки заметало,
На реках становился лед. И замирала
Вся жизнь. Надежных не было дорог,

Покуда, извиваясь, как змея,
Все к жизни пробуждая по округе,
Сквозь толщу камня, летний зной и стужу вьюги
Не подошла стальная колея.

Ее здесь ждали: ждал и стар, и млад.
С ней новые профессии явились.
Быстрее время потекло, сердца забились,
И жизнь приобрела иной уклад.

Великих строек на своем веку
Челябе повидать еще придется.
Сей путь Самаро-Златоустовским зовется.
Он обозначил новую строку.

https://rustih.ru/prishli-kogda-to-lyudi-na-ural/

Прокрутить вверх